Альфа-Банк

«Экспертиза с Юрием Зиссером»: Не деньги правят миром

27 мая в прямом эфире Радио TUT.BY состоялась  «Экспертиза с Юрием Зиссером». Предметом обсуждения, в котором принял участие Управляющий директор ЗАО «Альфа-Банк» (Беларусь) Александр Сильвестров стал банковский бизнес и российский капитал.

Аудиоверсию слушайте тут


Вы первый банк в Беларуси со 100-процентным российским капиталом?

img_3507-640x480

Насколько я знаю, нет, не первый. На рынке Беларуси работают дочерние банки крупных финансовых институтов России — Внешторгбанка, Газпромбанка, Банка Москвы. Но все эти банки в той или иной степени связаны с государственными структурами: Центробанком, Газпромом, правительством Москвы. А мы первый белорусский банк с частным капиталом. Альфа-Банк принадлежит частным акционерам.

А это лучше?

Лучше или хуже — это философский вопрос. Я же просто констатирую тот факт, что один из крупнейших частных банков России в августе прошлого года совершил сделку по приобретению Межторгбанка, стал мажоритарным акционером и принял решение о развитии бизнеса в Республике Беларусь.

Значит, кроме Альфа-Банка, у вас есть другие акционеры?

Альфа-Банку принадлежит порядка 90% акций, так что в структуре акционеров есть держатели небольшой доли акций. Мы, как менеджмент, относимся ко всем акционерам с уважением. Нашей целью являются ровные, долгосрочные партнерские отношения со всеми акционерами.

Если не секрет, кто представлен в структуре акционеров?

Среди акционеров присутствует несколько физических лиц. Из известных юрлиц — Белорусский металлургический завод и структуры английской компании «Vikash Group». В марте они присутствовали на собрании акционеров, очень интересовались планами развития банка, а мы, как менеджеры, держали перед акционерами отчет, в том числе и миноритарными.

Интересно, а когда вы открывали банк, не боялись, что рынок, в общем то, уже весь поделен? А у государственных банков ещё и преимущества есть перед частными.

На всех рынках присутствуют государственные банки и, конечно, определенные преимущества у них есть. Но, в то же время, работают и крупные частные банки. Если говорить о конкуренции и сравнивать рынок Беларуси, например, с рынком России или Украины, то можно привести простые цифры: на рынке России работают более тысячи банков, на рынке Украины — несколько сотен банков, а на рынке Беларуси — чуть больше тридцати банков. Есть и другие показатели разного рода, такие как количество отделений, банковских активов, кредитов и прочего на душу населения, которые показывают, что рынок в Беларуси достаточно объемен и есть куда развиваться. Первые полгода, которые мы работаем под новым брендом (13 ноября 2008 года Национальный банк Беларуси зарегистрировал ЗАО «Альфа-Банк»), показывает, что спрос на банковские услуги, как со стороны населения, так и со стороны корпоративных клиентов, есть. А конкуренция, повторюсь, здесь не такая уж и высокая.

Акционеры, принимая решение о приобретении банка, конечно, тоже все это учитывали. И на сегодняшний день они перед нами ставят достаточно амбициозные задачи, несмотря ни на какой кризис и несмотря ни на какую конкуренцию. Для тех, у кого что-то не получается, конкуренция может быть хорошей отговоркой. Для нас же конкуренция — это вызов, потребность работать на рынке и достигать цели.

Акционеру одного из наших российских клиентов, группы компаний «Rolf», задали вопрос: «Вы один из первых, кто начал привлекать в российский автобизнес иностранных менеджеров. Это было традиционно для банковского бизнеса, для крупных промышленных компаний. А почему вы на это пошли?» Он ответил очень коротко и, на мой взгляд, интересно: «Понимаете ли, когда я общаюсь с российскими менеджерами, они мне начинают объяснять по пунктам, почему они не могут что-то сделать. А когда я общаюсь с иностранными менеджерами, они по пунктам объясняют, что нужно для того, чтобы сделать». Разница здесь принципиальна. И философия Альфа-Группы заключается в том, чтобы найти пути достижения поставленной цели, а не искать оправданий. И это можно доказать на примере развития российского Альфа-Банка как самого крупного в группе: и в 1996, и в 1998, и в 2004 году, несмотря на различного рода макроэкономические ситуации и кризисы, связанные с физическими лицами, банк не изменил свой бренд, в отличие от многих мимикрировавших в другие названия, банк значительно вырос, в том числе и за счет этого.

img_3512-640x480

Я хорошо помню ток шоу в 1998 году между владельцем Альфа-Групп Михаилом Фридманом и главным редактором «Коммерсантъ», который написал, что в Альфа-Банке очереди и давка. Люди бросились и сняли кучу денег, а организации вывели в этот день со счетов миллиарды.

Я вас немного поправлю. Это был 2004 год. Тогда крупный российский банк Гутабанк испытывал определенную проблему с ликвидностью и с возможностью обслуживать физических лиц, и действительно в газете «Коммерсантъ» появилась статья, в которой наряду с Гутабанком фигурировал и Альфа-Банк, с фотографиями очередей и прочим. После этой тенденциозной статьи банк, действительно, испытал достаточно большой наплыв вкладчиков, с которым просто физически не справлялась пропускная способность отделений. Хотя финансовые возможности банка позволяли исполнять обязательства перед людьми. Паника, которая имела место, — это вопрос доверия к банковской системе в принципе. Я думаю, хорошо, что это произошло в 2004 году, потому что после этого случая у большинства клиентов Альфа-Банка появилось больше доверия, и мы приобрели много новых клиентов, которые увидели, что даже в самой сложной ситуации банк продолжал работать. А ситуация выправилась недели через две, после чего Альфа-Банк подал в суд на газету «Коммерсантъ». В первом заседании решением суда газете было предписано возместить ущерб банку в размере 10 миллионов долларов. Вот как раз тогда и состоялась на телеканале НТВ программа Соловьева, в которой Михаил Маратович общался с главным редактором газеты «Коммерсантъ». Что самое интересное, по результатам интерактивного голосования телезрителей, победил Фридман.

img_3514-640x480

Меня это тоже поразило, потому что по логике голосования, всегда происходит наоборот — ведь голосует обычно плебс за того, кого бьют. Но продолжим. Какие не занятые ниши в Беларуси вы видите?

Вы знаете, вряд ли можно говорить о каких-то не занятых нишах, просто есть ниши традиционные для банка. Мы себя позиционируем как универсальный банк и планируем активно развиваться как в сфере корпоративного бизнеса, так и в сфере работы с физическими лицами. Если говорить о физлицах, то проникновение банковских услуг в Беларусь ещё не очень высокое. Это связано и с неготовностью банков предоставлять определенные продукты, и с ментальностью населения, и с общей банковской грамотностью. Но время идет, все меняется, белорусский рынок достаточно перспективный, так что, я думаю, уже через 2–3 года мы почувствуем на себе его изменения, надеюсь, только в лучшую сторону.

Александр, какое у вас впечатление о белорусском рынке? Он не кажется вам девственным рынком?

Вы знаете, смотря с каким рынком сравнивать. Сравнивая с развитыми европейскими рынками, если мы говорим о банковском бизнесе, то наш рынок действительно находится на начальном этапе развития. Если сравнивать белорусский рынок с рынками России и Украины, Казахстана, то можно говорить, что белорусский рынок в чем-то отстает в развитии, но этот лаг менее заметен, он не такой большой. Это обусловлено целым рядом причин, не только тем, что в Беларуси банки хуже, чем в России, к примеру. Это связано со структурой экономики, с ментальностью населения, с тем, как государственные органы, в первую очередь Национальный банк, работают с банками. 20–30 лет это была единая страна и после её распада на каждом рынке появились свои особенности, есть свой менталитет, свои традиции ведения бизнеса. Поэтому в чем-то логично некое отставание белорусского рынка, в первую очередь технологическое от коллег из других стран, а в чем-то это возможно и преимущество. Консервативное, поступательно развитие, без резких движений и скачков, без резкого роста, привело к тому, что банковская система Беларуси на сегодняшний день одна из самых стабильных среди стран СНГ. Мы не видим здесь дефолтов банков, мы не видим разного рода скандалов, связанных с неисполнением обязательств банков, не выдачей вкладов населению. В этом большая заслуга Нацбанка, как надзорного и регулирующего органа, на мой взгляд, его роль в Беларуси серьезно отличается от роли Центрального банка в России.

Можно сказать, что наш рынок домашний? Нацбанк пожурит и все будет хорошо?

Наверное, можно назвать и домашним и сравнить банки с семьей. Национальный банк не только активно исполняет надзорные функции, но и ведет постоянный диалог с банком, слушает их, сам что-то рекомендует. В этом диалоге, на мой взгляд, Нацбанк очень хорошо чувствует, что происходит в банковской системе, некие негативные тенденции заранее прогнозирует и нивелирует, но в то же время банки, что очень важно имеют возможность рассказать о своих достижениях, проблемах, спросить совета. Постоянно проходят расширенные правления Национального банка, где присутствуют фактически все руководители коммерческих банков и ведется постоянный диалог. Это очень позитивно влияет на ситуацию. Если говорить о белорусском рынке, то не дай бог, начнутся какие-то трудности у кого-то из участников рынка, пусть даже и небольшого, то они могут иметь достаточно серьезные последствия. В России постоянно в течение недели отзываются лицензии у двух-трех банков и это не сильно сказывается на всей системе, а в Беларуси более концентрированный рынок и здесь проблемы с банковским сектором могут очень серьезно повлиять на все. Заслуга Нацбанка в том, что события 2008 года не привели к каким-то негативным, я бы даже сказал, катастрофическим последствиям — банки стабильно работают и исполняют все свои обязательства перед клиентами.

img_3541-640x480Но не штиль ли это? Не свидетельствует ли это о стиле в бизнесе? Нет бросков, потому что нет большого бизнеса?

Бизнес в республике, если говорить о крупном промышленном бизнесе — это история ещё советских времен. В Беларуси, как части СССР в основном было развито крупное машиностроение, и эта отрасль сейчас страдает наиболее сильно. Но если смотреть в долгосрочной перспективе, то в этой отрасли, наверное, наиболее высока доля добавленной стоимости.

В России сейчас много говорят, что кризис закончится через год, с одной стороны это хорошо, это принесет стабильность, но с другой стороны, такие кардинальные перемены, которые необходимы всем экономикам СНГ, происходят в сложных условиях. Поэтому развитие промышленности, связанной с высокой интеллектуальной составляющей, с высокой профессиональной и образовательной долей, это конечно залог будущего.Да, сегодня, на всех рынках Европы и СНГ эта отрасль в наиболее сложном положении, но пройдет время, и начнут выигрывать лучшие, те, кто сумеют преодолеть трудности и, на мой взгляд, у Беларуси здесь большой потенциал.

У наукоемкого производства, конечно, потенциал есть. А если брать тяжелую промышленность, металлургию? Лет десять назад, вся тяжелая промышленность уехала в Китай и, похоже, в ближайшие лет 50 оттуда не вернется. Что делать нам? Ведь при такой страшной разнице в трудовых затратах и при дешевизне китайских ресурсов, кажется, что вообще нельзя ничего сделать…

Если смотреть историю переезда разного рода промышленностей в разные страны, лет 20 назад, по-моему, вся европейская легкая промышленность была сосредоточена в Турции. Сегодня в Китае… Если говорить об интеллектуальных производствах, наукоемких, то в Китае сегодня есть определенные преимущества, связанные с количеством населения, со стоимостью затрат, но это не значит, что это будет единое место, где все будет концентрироваться. Конечно, промышленность Китая, достаточно динамично развивается, но распределение производственного потенциала все равно будет достаточно равномерным по всему миру. Будут локальные лидеры, но в долгосрочной перспективе я думаю, что у Беларуси есть большой потенциал.

Александр, давайте затронем тему финансового кризиса. Как вы видите роль и ответственность банков, банковской системы? Какое должно быть поведение банков во время кризиса?

Самая популярная тема сейчас. Если говорить о банках в глобальном масштабе, банки и явились активными участниками создания такой ситуации, которая сейчас наблюдается на финансовых и промышленных рынках. О причинах можно много говорить, в глобальном масштабе существуют разные версии, даже обвинения в адрес тех или иных стран и институтов.

Один бизнесмен в Беларуси, показал мне цитату из «Капитала» Карла Маркса, где черным по белому, ещё в 19 веке было написано о том, что государство и банки будут стимулировать граждан и общество к потреблению, предоставляя дешевые кредиты для роста этого потребления и рано или поздно закончится тем, что общество не сможет эти кредиты возвращать и банки будут испытывать трудности. Вот то, что мы наблюдаем, если коротко, не обвиняя ни одну из стран, так оно и произошло. В ведущих мировых экономиках была сделана ставка на огромный рост потребления, банки и государственные органы это стимулировали. Спрос значительно сократился, потому что компании и люди набрали столько разного рода обязательств, что не смогли их исполнять. К сожалению, произошло это обвально, за короткий промежуток времени и, наверное, именно поэтому на промышленности это проявилось наиболее тяжело. Если бы все происходило более постепенно, то можно было бы принимать упреждающие меры.

Правду говорят, что во всем виновата Америка?

Я думаю, что по тем крупным странам, которые находятся в наиболее сложной ситуации, мы можем делать вывод о том, насколько они виноваты. Есть крупные европейские страны с точки зрения финансовых показателей, которые по оценке экспертов практически не пострадали от кризиса, в частности скандинавские страны, в первую очередь Норвегия. С другой стороны опять же, чем больше говорим о кризисе, тем больше в голове этот кризис откладывается, это важный психологический момент. Люди начинают опять же потреблять, стимулируется потребление, что-бы выбраться из этой ситуации. Но люди начинают потреблять, когда чувствуют некую стабильность, уверенность. А постоянные разговоры о второй волне кризиса, о том, что он продлится пять-десять лет, они, конечно, не стимулируют людей у которых, даже, есть доходы или свободные средства, не стимулирует их к потреблению.

img_3520-640x4801

Да, таких людей много! Я часто слышу от разных людей, что собирался покупать машину или квартиру на скопленные деньги, но теперь передумал, потому что кризис! Хотя лично у него никакого кризиса нет.

Чем быстрее люди у себя в сознании будут уверены в своем будущем, тем скорее вернется здоровое потребление, а не то гипертрофированное, которое мы наблюдали в прошлые годы на рынках Европы, Америки, Украины, России. Это один из важных факторов, это будет сигнал для выхода из ситуации в первую очередь для промышленности. Если первая волна ударила по финансовым институтам, то вторая затронула промышленность. Эта негативная тенденция, которая заключается в том, что пострадало много людей, которые работают в сфере промышленности. Помимо экономических проблем, возможны и социальные проблемы, что мы уже могли видеть на майские праздники во Франции, в Германии, в Турции. А ведь это стабильные, европейские страны!

Как вы полагаете, какие в ближайшее время будут предприняты реформы? Как банки будут изменяться по мере преодоления кризиса?

Мне кажется, если мы говорим о финансовом рынке, то изменяться будут не только банки, но и разного рода финансовые институты, инвестиционные компании. Важный вывод, который должны сделать все финансовые институты заключается в том, что-бы перестать вкладывать деньги в различные производные инструменты. Может даже не в производные первого порядка — это различные аукционы, фьючерсы и т. д., а вкладывали деньги в производные второго, третьего порядка, там, где экономикой и реальными активами не пахнет. Вот в этой части произойдут достаточно серьезные изменения и финансовые институты будут больше ориентированы на реальный сектор экономики. Не секрет, что многие банки имели инвестиционно-финансовые подразделения, которые работали исключительно с бумагами. Ориентация будет на физических лиц, на реальные потребления.
Что касается банковских и финансовых инструментов, которые позволяли предприятиям привлекать деньги на свою текущую деятельность, я думаю, что они то-же преобразуются, может быть с неким материальным наполнением. Если раньше предприятие могло выпускать обязательства фактически под свою финансовую отчетность, под рейтинговые агентства, то вполне возможно, что на рынке появятся инструменты, которые будут ориентированы не только на успешность финансовой деятельности предприятия, но и наполненные некими материальными активами. Потому что в случае дефолта предприятия, кредиторы могут чувствовать себя более защищенно. Кризис показал, что рейтинги рейтинговых агентств не всегда соответствуют реальности. Мы опять возвращаемся к репутации.

То есть это чистая идеология, психология?! Что такое репутация? Как её измерить? Если посмотреть, то никакого кризиса нет. Все материальные ценности в мире остались на своих местах, ничего не сгорело, не было вывезено. Здания стоят, заводы работают. Какой кризис? Кризис в головах!

С одной стороны кризис в головах, с другой стороны гипертрофированное потребление оно сейчас снизилось в разы, и важно что бы оно вернулось на уровень нормального потребления, когда потребности совпадают с возможностями.

Александр, будь у вас возможность, что бы вы лично изменили в мировой банковской системе?

Очень глобальный вопрос! Наверное, то о чем я говорил: что-бы финансовая система была ближе к реальным материальным активам, к реальным производственным активам. Сейчас, возвращаясь к кризису, не сильно испытывают трудности банки, которые находятся на Ближнем Востоке. Потому что, по исламским законам ведения банковского бизнеса, им запрещено вкладывать деньги в различные производные, они должны вкладывать в реальный сектор экономики, в реальные объекты строительства, в реальные производственные площадки, в реальное потребление. На сегодняшний день они успешны, у них нет проблем.

Но у них есть нефть, зачем им ещё что-то?!

В России то-же есть нефть! Но цена на нее упала, и начались проблемы. Посмотрите, как развиваются страны Ближнего Востока! Ближневосточные инвесторы владеют крупнейшими мировыми компаниями, банками. Или взять японский бизнес и банки, которые имеют серьезные денежные запасы, которые могут им позволить стать ещё более крупными игроками.

Давайте поговорим о банковских технологиях и вообще о внедрении банковских услуг в повседневную жизнь граждан. Как на ваш взгляд, в Беларуси с этим обстоят дела?

На мой взгляд, с одной стороны в Беларуси ничего уникального не происходит. С другой стороны, уровень банковских технологий под которыми я понимаю, в первую очередь быстроту, удобство, информированность и меньшие затраты времени, конечно в Беларуси недостаточно развиты. Это не развито в корпоративном бизнесе, по работе нашего банка мы наблюдаем, что порядка половины наших клиентов вместо того, что бы пользоваться системой «Банк-клиент» и никуда не ходить, продолжают приносить в бумажном виде платежные поручения. Если говорить о физических лицах, то это сектор с одной стороны с точки зрения банковских технологий очень привлекательный, но с другой стороны он очень затратен. Для того, что-бы предложить людям технологические, быстрые, удобные и надежные банковские продукты путем различного рода электронных каналов обслуживания, нужные очень серьезные инвестиции. Для того, что-бы эти инвестиции употреблять, мы должны понимать, что под эти услуги будет спрос.

img_3529-640x480

А тут нет порочного круга — раз нет предложения, нет и спроса?!

Согласен абсолютно. Порочный круг в этом есть. Мы хотим предложить продукт, который будет серьезно отличаться от того, что сегодня есть на рынке. Для этого нужны необходимые инвестиции и время. Но что касается различного рода расчетных продуктов, то здесь можно формировать и спрос со стороны населения и важная роль всех банков состоит в том, что-бы пропагандировать, объяснять, внедрять различного рода электронные возможности для управления деньгами при расчетах. Если посмотреть на такой достаточно стандартный продукт, как пластиковые карточки, которых в Беларуси выпущено порядка шести миллионов, то меньше 10% денег, зачисляемых на пластиковые карточки белорусов, используются для безналичных расчетов. Остальные 90% снимаются в банкоматах и используются для расчетов в тех же магазинах или для сбережений. Важная роль банков — это пропаганда подобных услуг. Конечно, существуют различные виды мошенничества с пластиковыми карточками и с интернет-банком и тут нужны серьезные вложения, что бы предоставлять надежные услуги при работе с интернет-банком и пластиковой карточкой. Также важно предлагать продукты, которые работают на всех рынках Европы, России, Украины. В частности, я говорю о sms-оповещении, когда на телефон приходит не только сумма снятия, но и точка продажи и остаток на счете. Если с карт-счетом произойдет некое мошенническое действие, тот-час придет sms и человек понимает, что он этой операции не совершал и у него есть возможность позвонить в call-центр банка и приостановить все операции по карточке. С 1 июня мы внедряем такую услугу в нашем банке. Надо сказать, что, несмотря на то, что люди работают в банковской сфере, для многих эта услуга так же была нова. Sms-оповещения работают не только на расходные операции, но и на приходные, когда зачисляется зарплата или приходят проценты по карт-счету.

Давайте поговорим о таких абстрактных вещах как социальная ответственность в бизнесе, репутация, имидж и так далее. Можно ли преодолеть бедность в мировых масштабах? По данным специалистов, в мире 2% очень богатых людей, которые, якобы, управляют миром.

Что касается управления миром, на мой взгляд, система человеческих взаимоотношений очень сложна и многогранна. Не только деньги управляют миром. А социальная ответственность бизнеса в той стране, где он работает, — вещь не совсем абстрактная. Конечно, во всех странах основная социальная и общественная ответственность лежит на государстве, но роль бизнеса в этом процессе очень важна. Как раз бизнес своими действиями в этой сфере, в том числе, формирует отношение к себе общества, в котором он работает, отношение существующих и потенциальных клиентов. А это очень важные для бизнеса вещи, равно как и репутация. Если говорить о банковском бизнесе, то, пожалуй, репутация и люди, работающие в банке, — это основная капитализация банков для акционеров. Имея репутацию и профессиональных сотрудников, банк будет развиваться, привлекать клиентов, развиваться вместе с клиентами. И на этапе развития Альфа-Банка для акционеров понятие репутации не было абстрактным. Вспоминая 1998 год — тогда у нас был небольшой коллектив, но приходя каждый день на работу и видя, что акционеры вместе с нами активно работают над тем, чтобы банк выстоял, получали существенный импульс в работе и в уверенности в том, что это произойдет. И когда в начале 1999 года у всех было понимание того, что мы выжили и продолжаем работать, приток клиентов — и юридических, и физических — был очень значительным. И тогда как раз большую роль сыграло то, что начала формироваться репутация банка с точки зрения надежности.

Мы планируем в Беларуси продолжать традицию российского Альфа-Банка активного участия в общественной, культурной жизни и в различного рода благотворительных программах. Мы уже сделали первые шаги в этом направлении. С помощью банка была организована выставка космонавта, дважды героя СССР Алексея Архиповича Леонова в Национальной художественной галерее. Кстати, в субботу, 30 мая, ему исполняется 75 лет, дай Бог ему здоровья. Он остался очень доволен приемом на белорусской земле и тем, как была организована выставка, резонансом, который она вызвала. У него остались очень приятные впечатления и о Минске, и о стране. И мы планируем продолжать такого рода мероприятия. Помимо этого, в Москве действует программа «Линия жизни» — в ней активно участвует и сам банк, и его сотрудники. Это программа помощи детям, которые нуждаются в сложных и дорогостоящих операциях. Олег Николаевич Сысуев является одним из членов наблюдательного совета этой программы, и мы с ним сейчас активно обсуждаем возможность запустить её в Беларуси. Тем более, что многие российские компании, принимающие в программе участие, уже представлены на белорусском рынке, так что нам будет проще её начать. Я и по своим сотрудникам вижу, что чувство причастности к таким базовым человеческим вещам как помощь детям формирует очень правильную психологию у коллектива.

img_3456-640x4801

Простите, а кто такой Олег Сысуев?

Он в свое время работал в правительстве Российской Федерации, был вице-премьером, потом перешел в наш банк, был мэром города Самара, и вообще в России достаточно известный политический и общественный деятель. В банке он как раз занимается различными социальными проектами.

Но социальная ответственность благотворительностью не ограничивается — это более широкое понятие. Оно включает ответственность, если не за весь мир, то хотя бы за ближайшую его часть.

Конечно, поэтому я и говорил о культурных мероприятиях как о ещё одной грани общественной жизни.

А нет ли у вас такого впечатления, что все это не больше чем просто реклама? Вот мне кажется, что банк или, скажем, табачная компания, когда тратит деньги на благотворительность, одной рукой убивает или грабит людей, а другой рукой немного денег отдает на благотворительность, как на одну из форм рекламы.

Реклама, как правило, преследует определенные цели. Когда компания готовит какой-то рекламный ролик или как-то иначе проявляет рекламную активность, то, конечно, формируется идея: кто является нашим потребителем, и что мы хотим ему сказать? Так вот в случае с благотворительностью целевая группа существенно отличается. Это не потребители нашего продукта.

Да, но это, в любом случае, отбеливание имиджа. В идеале нужно давать деньги и не говорить об этом.

Но, как правило, так и происходит. Я не видел, чтобы в СМИ кто-то громко постоянно говорил о своей благотворительной деятельности. Никто не делает из этого информационного или, тем более, рекламного повода — это было бы некорректно. С другой стороны, не в рамках какой-то рекламной кампании, приятно услышать благодарность от людей, которым ты помогаешь.

Может ли повлиять имидж и репутация руководителя на репутацию предприятия?

Несомненно, имидж не только руководителя, но и всей команды топ-менеджеров влияет на репутацию предприятия. Предприятия, конечно, бывают разные, но в банковском бизнесе, как я уже говорил, основная ценность банка — это репутация и команда сотрудников. Я думаю, что от поведения и руководителя, и топ-менеджеров, и рядовых сотрудников банка серьезно зависит репутация банка. Сколько бы руководитель ни заявлял о том, какой хороший и удобный у него банк, но когда клиент придет и не получит от рядового сотрудника удобства, скорости, внимания и всего заявленного руководителем, в его сознании останется негатив. Мало говорить о том, какие мы хорошие, — надо и на деле показывать.

img_3466-640x480

Кто все-таки правит миром, если не деньги?

В человеке есть глубинное желание развиваться, совершенствоваться. Конечно, в каждом отдельно взятом человеке это желание может быть сильнее или слабее. Но если представить человечество как единый организм, то оно постоянно развивается. На каком-то этапе развития человечества деньги начали играть одну из главных ролей. Но даже те события, которые происходят сейчас, вносят коррективы в общественное сознание. Буквально вчера я смотрел передачу с участием корреспондента «Коммерсантъ» Андрея Колесникова. Он сказал, что заметил интересную тенденцию в среде российских олигархов — они стали более человечными. Я думаю, что это касается и богатых людей во всем мире. Люди, которые встречаются в топах рейтингов «Форбс» и других финансовых изданий, все чаще ведут достаточно скромный образ жизни. И приоритетами у них является не только зарабатывание денег — это может быть одним из средств или, наоборот, итогом их деятельности. Так что, мне кажется, уж точно не деньги правят миром.


Вы должны войти чтобы оставить комментарий.

Обсуждение

  1. Gekko & Co.

    1. Очень правильное замечание по поводу западных менеджеров. Так и есть! Сегодня, к слову, общался с сотрудницей Альфа-Банк Беларусь, и она по пунктам разложила мне почему нет хода делу и что она здесь не причем. У всех докторские степени по теме «Как избегать ответственности».

    2. В предлжении: «Может даже не в производные первого порядка — это различные аукционы, фьючерсы и т. д...» имеются ввиду options (опционы) а не аукционы?